17:36 

Поликлиническое болото

Yona_
Если тебе грустно - решай матан. Матан - лучшее средство от всех печалей и горестей.
Наши отношения с Петербургом в целом складываются гладко, даже можно сказать, что мы сдружились и в случае чего друг друга не бросим. Кроме одного Но. И не сказать, что оно маленькое.
Документы. Кажется, в этом городе никто никогда никуда не торопится, и пока ты судорожно смотришь в календарь, беспокоясь об очередной бумажке, которая нужна тебе кровь из носу, работники госучреждений активно решают твою проблему со скоростью ленивца Блица из "Зверополиса". Первым камнем в лоб стали документы на поступление. Я, как белый человек, собрала все нужные справки, копии, портфолио и с чистой совестью отправила это добро на брега Невы с курьером скоростной почты. Время идёт. Творческий конкурс машет ручкой в туманной дали. Постепенно туман рассеивается, а моего имени как не было в списках подавших заявление, так и нет. Затем филфак сообщает, что всё получил и ждёт не дождётся забрать меня в пучины античной литературы и психолингвистики. А где журфак? Ау, почему завод по производству скоростных создателей новостей не шлёт ни единой весточки? Причина оказалась проста, как сапог: документы добрались до главного здания СПбГУ, а вот дойти до журфака сил у них уже не хватило. Видимо, как в здании 12 коллегий когда-то построили коридор, чтобы не потерять ни одной бумажки, так и теперь нужно провести туннель между основным зданием и сталинской постройкой на первой линии.
Ну да ладно, инцидент исчерпан, я на месте, учусь, проблема решена. Следующим пинком стала временная регистрация. Никогда не думала, что мои болячки могут сыграть на руку, но, видимо, не разразись я гневной тирадой "Мне в больнице на учёт вставать, а вы уже два месяца не можете дать эту чёртову бумажку для гастарбайтера!", регистрация пришла бы в качестве новогоднего подарка.
Я уже верила, что на меня свалилось особое питерское проклятье, этакая проверка на прочность. "Ну, посмотрим, что победит: любовь к Петербургу или бумажная волокита, муахахаха!"

Но в феврале выяснила, что медлительностью в делах бюрократии страдают все системы города. Это страшное ярмо воплотилось в образе скучающего терапевта медицинского центра при университете. Старую поликлинику ликвидировали, вместо неё должен начать работать медцентр возле моего факультета (Ну хоть что-то находится возле МОЕГО факультета), но у высшего руководства были иные планы. В новой поликлинике нельзя ни справку получить, ни анализы сдать, ни проконсультироваться - отсылают по месту жительства. Если вспомнить, что в моей священной регистрации указан Петергоф, становится совсем грустно.
Терапевт чувствует себя мебелью. Исполнительная женщина, искренне волнующаяся за пациентов, охотно изливает душу. В мой первый приход мы дружно сетовали на превратности судьбы, а я опаздывала на пару. Во второй раз - сегодня - терапевт рассказала недавний случай с госпитализацией.
"Мы сейчас класть в стационар не можем. Главврач сказал - звонить в скорую. Звоню туда, говорят, что это не их задача, а мне нужно обращаться к руководству больницы. Так и пинают туда, сюда, а девочка нервничает: ей же непонятно, что делать дальше, госпитализироваться страшно, а тут ещё и не могут решить, что с ней делать."
Другая ситуация произошла с хронически больным студентом. Парню нужно было сдать анализ крови, документы на руках, диагноз есть, уже давно с ним носится. И видно, что человек болен, что ему нужна помощь. В итоге за направление на анализ пришлось почти сто биться и доказывать, что пациенту он действительно нужен. "Если вы не можете так анализы принимать, то организуйте хотя бы какой-нибудь платный приём, чтобы людям не мотаться по поликлиникам, не ждать месяц своей записи. Но нет же," - вздыхает женщина (а я опять забыла её имя, неловкая неловкость).
Спрашиваю: "Но разве тогда им не нужно будет ещё подготавливать документы, подтверждающие право на приём платных анализов?"
"Понимаете, когда люди доходят до верхов, они забывают, с чем имеем дело тут, внизу, мы", - начала она. И дальше речь пошла сначала о медицинском страховании (Кстати, на самом деле, как много людей точно знают, какие услуги входят в страховку? мне стало любопытно), затем о том, что некоторые пациенты отказываются следовать рекомендациям врача и таким образом сами исключают свой случай из страхового. Об аптеках, в которые не всегда завозят нужное количество препаратов, а шишки летят на врача, который "такой-сякой, не может выписать лекарства, находящиеся в наличии". Затем о практике учёта пациентов-наркоманов и алкоголиков, в результате которой одну из коллег моей собеседницы несколько лет назад убил одни обдолбыш - когда медработники носили с собой в аптечке наркотические вещества помимо анальгина и димедрола, наркоманы "на мели" часто вызывали их на дом. "Если этот учёт нужен полиции, почему они сами не ходят, почему я должна ходить по притонам и рисковать жизнью?" - "А вам зарплату за что платят?"
"У меня зарплата, как у официантки, а ответственность в десятки раз больше". Действительно. Мать моей соседки - заслуженный эндокринолог Казахстана, а получает за все свои титулы 40 тысяч. В Америке получала бы 5 тысяч долларов. Заметная разница, не так ли? Кажется, чтобы труд медспециалистов в наших странах оценивался так же высоко, как в Европе и в Штатах, нужно либо поднять налог на медстраховку, либо вообще упразднить систему бесплатных медицинских услуг, тогда и налоги, взимаемые с населения, уменьшатся (однако основная часть людей не потянет стоимость проверки и лечения всех своих болячек). Только вот кто на такое пойдёт в государстве, построенном на руинах социализма.

@темы: жизнь, документы, бюрократия

URL
   

Ежиный дневник

главная